Вообще, так удачно вышло, что мне привелось услышать Евгения Водолазкина раньше, чем я открыла для себя его тексты. Так потом и читалось в уме: пористым, как пена, голосом Водолазкина, в его неспешной, уволакивающей в сон манере. Вчера дочитала его «Лавра». Любое ведь странствие когда-то заканчивается. Даже если оно — по кольцевым рельсам, а в вагоне жёстко, но можно голову острожно к окну приложить и замереть, всматриваясь в текучие линии. И вот ты перелистал последнюю страницу книги, совсем как сошёл на той же станции, на которой поднимался в вагон. Но там уже всё другое, и память о себе прежнем поросла травой.